Бум шаманского туризма

Бум шаманского туризма

Фредерик Жоаньо | Le Monde

«На Западе множатся собрания, конференции и исследования, а путешествия в шаманские земли становятся обычным явлением», — пишет журналист Le Monde Фредерик Жоаньо.

«(…) Уже в течение пятнадцати лет в Европе, США и Канаде проявляется увлечение шаманизмом, который некоторые антропологи считают первоначальной религией человечества. Собрания, конференции, университетские курсы следуют друг за другом, и тысячи жителей Запада регулярно отправляются в Амазонию, чтобы поучаствовать в лечении шаманов-целителей (курандеро, от испанского curar, «лечить» ) с их ритуалами духовной практики айяуаска (на языке индейцев кечуа айя означает «покойный», «дух», «душа» и уаска — «веревка», «лиана») и приемом галлюциногенного лекарственного напитка местного производства, изготовленного из мацерированных растений», — говорится в статье.

«(…) Что заставляет тысячи жителей Запада интересоваться шаманскими культурами, далекими от наших, и потреблять мощный галлюциноген, содержащий диметилтриптамин (ДМТ, запрещенный во Франции), объявленный опасным Межминистерской Миссией по контролю и противодействию сектантским отклонениям (MIVILUDES). Большие дебаты по этим вопросам будоражат как СМИ, так и антропологов и религиоведов, которые сегодня говорят о «неошаманизме», — пишет журналист.

Атрополог Жан-Лу Амсель, директор по исследованиям в Высшей школе общественных наук (EHESS), автор расследования «Психотропные препараты. Лихорадка айяхуаска в тропических лесах Амазонки» (издательство Albin Michel, 2013), анализирует это как новую форму экзотического туризма, привлекающего западный средний класс, находящийся в поисках экзотических путешествий и психоделических переживаний. (…)

«(…) Антрополог Барбара Гловчевски считает важным, чтобы в богатых странах люди, отвергающие «разрушение среды обитания добывающими отраслями и экологическими катастрофами, черпали источники вдохновения в шаманских космических видениях коренных народов, для которых земля и вода являются живыми, а растения «учителями». Именно это привлекает молодых людей Запада, которые ищут новые отношения с миром, и «стараются во всех подробностях испытать на себе тот факт, что внутри нас могут существовать или через нас могут проходить природные сущности, животные духи, растения, огонь или дождь». Антрополог обнаруживает в этом «появление новых, более уважительных, способов обитания на Земле, когда люди стремятся обрести духовные связи со всеми формами живого». «Речь идет не об экзотике, а о том, чтобы исследовать то, что утратил Запад, и снова укрепить свои связи с памятью культовых мест», — настаивает она.

Читайте также  Половина жителей Кипра не любят отдыхать за границей

«Такое движение по общению и диалогу между Севером и Югом, переоценивающее вклад шаманизма в мировую культуру и экологическую мысль, сегодня не ново, напоминает Барбара Гловчевски. Оно продолжает эволюцию концепций многих исследователей в области гуманитарных наук, которые пересматривают богатство «дикой или архаичной мысли», свои взгляды на природу и понятие «шаман». Это слово происходит от тунгусского «саман», что означает «передвигать задние ноги» и относится к движению животного в период спаривания. Тунгусы живут в Сибири, где они издавна занимаются охотой на северных оленей. Будучи анимистами, они считают, что животные наделены духом, к которому обращается шаман», — пишет Le Monde.

«Для этого, как объясняет антрополог Роберта Хамайон в книге «Шаманизм»(издательство Eyrolles, 2015), шаман выбирает воображаемую самку северного оленя, которую он обольщает в ходе церемонии, где он водружает на себя рога и играет на барабане. «Он имитирует самца оленя, издает рев в период гона, трясет головой, словно погоняя своих соперников, крутит бедрами». Такой танец христианские священники называют «дьявольским», — говорится в статье.

«Женившись» на самке северного оленя, шаман затем проникает во вселенную оленей, дабы привлечь их благосклонность и напророчить удачу охотникам своего сообщества. Как объясняет Роберта Хамайон, в этом и состоит важнейшая роль шамана в изначальном смысле.

(…) В 1951 году Мирча Элиаде опубликовал «Шаманизм. Архаические техники экстаза», первое сравнительное исследование подобных анимистических практик, в котором он ратовал за то, чтобы не ограничивать понятие «шаман» сибирскими прорицателями, а распространить его на всех их собратьев из примитивных обществ. По мнению Элиаде, вопреки христианскому презрению, шаман — это «первый мистик», — передает автор статьи.

«(…) Между 1968 и 1977 годами американский антрополог перуанского происхождения Карлос Кастанеда в нескольких бестселлерах рассказывает об идеях шамана из индейского племени яки Дона Хуана Матуса и его «дьявольской траве», в то время как «Битлз» и профессор из Гарварда Тимоти Лири популяризировали психотропные грибы и ЛСД, которые они считают «усилителями сознания», — отмечает автор статьи.

Читайте также  С чистого листа. Как получить вид на жительство в США и Европе

«(…) Несколько исследований в духе неогуманистической моды были проведены Обсерваторией религиозности в Экс-ан-Провансе под руководством философа и социолога Рафаэля Лиожье, которой он руководил с 2006 по 2014 год. Его анализ сводится к следующему: «В шаманизме есть все, чтобы угодить западным людям, которые утратили свою мифологию, обеспокоены губительными последствиями материализма, потому что он символизирует неразвращенную веру, более духовную, чем религиозная, не монотеистическую, следовательно, не догматическую и не моралистическую, к тому же экологическую, поскольку благодаря принятию психотропных растений достигаются экстатические фантазии, создающие культ Матери-Земли».